Водопад «Кивач»

Водопад «Кивач» – природная жемчужина Карелии, четвёртый по величине равнинный водопад в Европе.

 

 

Водопад Кивач расположен на реке Суна примерно в 20 км от города Кондопога и в 80 км от Петрозаводска. Высота водопада равняется без малого 11 метрам. С этой высоты четырьмя каскадами падает огромная масса воды, создавая мокрую завесу из водяной пыли.

Водопад невероятно красив и величественен. Сжатые базальтовыми скалами воды реки Суны с восьмиметровой высоты тяжелым литым потоком обрушиваются вниз, образуя мощный, в клочьях пены, водоворот и создавая впечатляющий шум.

Водопад находится в центре заповедника «Кивач». К нему ведет красивая лесная дорога, по которой ежегодно на встречу с ним прибывает до 30-40 тыс. туристов.

Самый знаменитый посетитель водопада — император Александр II. По случаю его приезда (1868), к Кивачу была проложена хорошая дорога, построены беседка на правом берегу и дом для ночлега – на левом, а ниже водопада – мост через реку Суну. В те далекие времена Кивач посещало не более 200 человек в год.

Водопад расположен примерно в 20 км от города Кондопога и в 80 км от Петрозаводска по федеральной трассе P21 «Кола» (М18, г. Санкт-Петербург — г. Мурманск) Расстояние от г. Санкт-Петербург — 490 км .

Заповедная земля является живописным обрамлением самого известного в Карелии равнинного водопада Кивач, увидеть который люди стремятся уже третье столетие. Известен он не только благодаря своей красоте, но и относительной близостью расположения к культурным центрам, а также популяризаторским талантам многих авторов. «Северный богатырь, красавец и гордость России — водопад Кивач» — так называли в свое время этот феномен северо-запада нашей Родины.

В июле 1785 года на Киваче побывал Г. Р. Державин. Дикая красота северного уголка оставила глубокий след в душе поэта, и из под его пера вылилась величественная и поэтическая ода «Водопад». До сих пор не померкли ее строки, которыми восхищался и сам Пушкин. Для Державина водопад символизирует вечность, он отожествляет его с Потемкиным и со всеми земными владыками, «водопадами мира». Последние строки оды посвящены реке Суне. Как писал В. Г. Базанов: «Не только Кивач, но и карельская Суна получила через Державина поэтическое бессмертие». Тем самым, Державин является первым и главным популяризатором Кивача.

Поэт-декабрист Ф. Н. Глинка был очарован водопадом, образ которого запечатлен им в поэме «Карелия». Великолепные художественные описания водопада, олицетворяющие его силу и красоту, вечное движение и многоликость в разные времена года можно прочесть и в восторженных строках путешественников, побывавших в этом краю в конце XVIII — начале XX веков.

Сейчас Кивач уже не тот. Принесенный когда-то в жертву энергетике, он потерял силу, лишенный большей части сунских вод. Но не утратил своей красоты. И сегодня водопад Кивач — поэзия и музыка северного края. Не умолкающий, тысячелетия рвущий каменные преграды. Ликующий весной и устало стихающий осенью. Он завораживает белой июньской ночью и в морозный зимний день, укутанный в причудливую снежную шубу. Он по-прежнему вдохновляет поэтов, привлекает к себе художников и фотографов, его снимают на видео. Изображения водопада можно увидеть на открытках, в книгах, в выставочных залах.

Карелия — страна камня. Они повсюду, от небольших валунов до величественных скал, придающих природе неповторимое своеобразие. Не удивительно, что слово камень достаточно широко представлено в названиях населенных пунктов, озер, мысов республики.

Существует немало названий с основой «киви» (кар., вепс., фин. кivi — камень). В едином ряду с ними, по мнению некоторых исследователей, стоит Кивач — название одного из живописных водопадов на реке Суне, снискавшего особую известность после того, как знаменитый русский поэт Г. Р. Державин воспел его в оде «Водопад». Давно уже стали классическими строки «Алмазна сыплется гора…», давно уже Кивач — достопримечательность края, влекущая в Карелию сотни тысяч туристов. И столь же давно ученые занимаются выяснением этимологии этого названия.

Одним из первых дал толкование топонима выдающийся русский филолог академик Я. Грот, предположивший в основе его kivi — камень. Более того, Грот посчитал слово «Кивач» обычным географическим термином, обозначающим на языке местных жителей (карел, вепсов) — водопад, порог. Он основывался на «Путевых заметках» Г. Р. Державина, в которых говорится о несудоходности рек Шуи и Суны «по причине двух Кивачей или больших и множества других малых порогов».

Данное мнение академика Грота можно, однако, оспорить. Будь водопад единственным в своем роде, естественно, достаточно было бы назвать его просто «Кивачом», то есть порогом или водопадом. Но ведь неподалеку от него на той же Суне были и другие водопады — Порпорог и Гирвас, даже превосходившие его по высоте падения воды.

Можно, конечно, предположить, что первые поселенцы на берегах Суны появились со стороны Онежского озера, и, поднимаясь вверх по течению, они назвали встретившийся на их пути водопад нарицательным именем, еще не зная о существовании двух других.

Но существовал ли такой термин в действительности? Не мог ли Державин употребить название наиболее известного из трех водопадов в нарицательном значении, для обобщения (говорим же мы об определенной категории людей «хлестаковы», «обломовы».

Существуют и другие точки зрения на происхождение топонима. Местный краевед Н. Шайжин возводил его к карельскому слову kiwas — снеговая гора (ср. сев. кар. kinos, люд. кар. kivos, kibos, фин. кinos — сугроб), основываясь на внешнем впечатлении, которое производил водопад. Белая стена низвергающейся воды на фоне темно-зеленого леса, действительно, издали напоминала сугроб снега. О громадном, белом от пены и брызг падуне писали почти все, кто побывал на Киваче. «Река была покрыта пеною, и чем ближе подъезжали, тем пена сия была гуще и, наседая на берега, казала оные как бы унизанными белыми каменьями… Чернота гор и седина бьющей с шумом и меняющейся воды наводят некий приятный ужас и представляют прекрасное зрелище» (Г. Р. Державин); «…от водопада до моста образуется род озера покрытого сплошной пеной. Вид пены, напоминающей снег, особенно красив от контраста его со свежею и густой зеленью обоих берегов реки. Местами пена ложится у берегов большими наслоившимися буграми и пропадает совсем только за несколько верст от водопада» (В. Свищов); «С моста видна лишь сплошная белая стена водопада» (М. А. Круковский).

Красиво, но… неубедительно. В Карелии существует ряд подобных названий (обозначающих в основном небольшие географические объекты), для сравнения которых со снежной горой нет никаких оснований. Финский ученый В. Ниссиля приводит, например, такие топонимы: Kivatsukoski (р. Важина), Kivatsulambi (Святозеро), Kivatsu, поле (Шелтозеро). В один ряд с ними ставит Kivatsu (полуостров в реке Шуе), KivasarviПо его мнению, все они, как и Кивач, восходят или к основе kivi — камень или соотносятся с финским kiivas — бурный, порывистый (диалектное kiiva, кар. kiva — быстро). Такой же этимологии придерживались финские ученые: Я. Калима, Э. Тункело; немецкий славист М. Фасмер, советский топонимист В. Никонов.

Суффикс — ts,— ts (c, cu), возможно, карело-вепсского происхождения. В свое время он был весьма продуктивен при образовании нарицательных имен существительных: pihlac — рябина; mandac — сосна; кuivac — тощий человек и топонимов — Кивач, Маткачи, хотя высказывалось мнение, что это русское образование от нерусской основы, подобно словам «ловкач», «рвач», «трубач», «косач» и др.

(По книге: Г. Керт, Н. Мамонтова «Загадки карельской топонимики», 1976 г. )

Водопад «Кивач» является лишь частью государственного заповедника «Кивач».

«Кивач» – один из старейших российских заповедников. Он создан в 1931 году по инициативе карельских ученых в научных, опытно-хозяйственных и культурно-просветительных целях. Выбор именно этого места был предопределен самой историей: водопад, по имени которого назван заповедник, на протяжении нескольких столетий был очень привлекательным туристическим объектом.

Вокруг водопада находились три сосновых бора, которые было необходимо защитить от вырубки. Один из этих сосняков – Сопохский бор, растущий вдоль дороги, ведущей к водопаду. Возраст сосен — 150-200 лет. Эти деревья выросли на месте еще более древнего бора, который почти целиком был уничтожен на древесный уголь для Кончезерского медеплавильного завода по приказу соратника царя Петра I – светлейшего князя А. Д. Меньшикова. В то время Россия воевала со Швецией за выход к Балтийскому морю и остро нуждалась в металле и корабельном лесе. Пострадали леса вокруг села Кончозеро, Спасской Губы, а также ставшие заповедными Сопохский, Викшицкий и Вороновский боры, но 2 завода, организованные деятельным Меньшиковым, изготовили 60% пушек для Полтавской битвы (1709 г.). На прежнем месте снова вырос лес. Сейчас от этих времен остались в борах лишь многочисленные угольные (углежогные) ямы, а в скалах по берегам озер можно найти неглубокие штольни полукустарных медных рудников.

Точная дата образования заповедника не известна, официальной считается 11 июня, некоторые источники указывают на март 1931 года. На 1 января 1932 года лесной заповедник «Кивач» вошел в состав секции лесного хозяйства Карельского научно-исследовательского (комплексного) института, организованного в сентябре 1930 г. постановлением СНК АКССР, положившим начало созданию в Карелии профессиональной науки.

85 % территории заповедника покрыто лесом. Возраст лесов заповедника колеблется в значительных пределах, в среднем это 135 лет, возраст же отдельных его участков достигает более 240 лет, и наконец, отдельные сосны растут здесь уже около 440 лет. Водоемы заповедника занимают 10% территории. К ним относятся 13 озер (части акваторий Сундозера и Пертозера, а также внутренние 11 озер – 2 довольно крупных озера Пандозеро и Гебозеро и 9 мелких лесных озер («ламб»), 2 реки (в центральной части заповедника протекает река Суна, ее притоком является река Сандалка, являющаяся восточной границей заповедника) и несколько лесных ручьев. Более 50 различных болот занимают менее 4% территории заповедника.

Основные задачи заповедника:

  • осуществление охраны природной территории в целях сохранения биологического разнообразия и поддержания в естественном состоянии охраняемых природных комплексов и объектов;

  • организация и проведение научных исследований, включая ведение Летописи природы;

  • экологическое просвещение;

  • содействие в подготовке научных кадров и специалистов в области охраны окружающей среды осуществление экологического мониторинга.